Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

При привилегии. До Штирлица дошло.

Честно сказать, разговоры о "привилегиях" были мне странны и подозрительны.

Слишком часто "привилегированный" звучит как "угнетатель" (а то и "ты тут угнетатель и потому заткнись"). А я не люблю марксизм и прочие классовые теории. Не всякий белый угнетает всякого небелого, не всякий мужчина угнетает всякую женщину, не всякий богатый угнетает всякого бедного и т.п.

Но вот сейчас я увидел в одном английском (не только англоязычном, а и британском) блоге транссексуалки, как работает привилегия, в которой самой по себе никакого угнетения нет - но которая при этом делает человека слепым к проблемам непривилегированной группы, и потому подталкивает к незаметному для самого человека участию в угнетении.

Причём речь пойдёт о привилегии экономической. Авторка блога просто достаточно богата. Может, профессия хорошая. Она пишет http://samsearle1964.wordpress.com/2013/09/09/transition-is-easy-really-easy : " It is different in the NHS where there is an issue in not having the funds to meet the demand for medical intervention. The NHS, therefore, is acting as a strenuous gatekeeper [...] Making the decision to use the private route is, therefore, simpler and quicker. The reality is the cost is not substantial and has the benefit of moving you to the second transition far quicker."

Смысл - в NHS (британской бесплатной медицине) гейткиперы суровые, потому что денег мало. Частным образом, за деньги, транзишен быстрее и лучше ("second transition" у неё в "стелс", эт онадо весь пост читать). А деньги-то "несущественные". Для неё несущественные, да.

Что плохого в этой привилегии? Да вроде бы ничего. Ну, разве что те кто победнее обидятся читая блог - но это интернет, тут всегда найдётся чем быть задетыми. Вроде всё несерьёзно...

...пока не выясняется, что авторка защищает от транс*-"ненавистников" Джули Биндель, которая написала про то что операции плозие и вредные. http://samsearle1964.wordpress.com/2013/09/13/hatred-julie-bindel-or-the-mob/ - мол, я с ней не согласна, но как вы смеете затыкать ей рот своими протестами! А вот тут http://samsearle1964.wordpress.com/2014/02/25/trans-women-are-women-right/ она (авторка, а не Биндель) называет операции по переходу "косметическими".

То, что если мнение Биндель и её собственное мнение про "косметические" будет принято на государственном уровне, бесплатное лечение закончится и небогатые люди с транссексуализмом будут обречены на годы страданий, она просто не замечает. Для неё-то и платное лечение стоит несущественных денег. А ведь если это заметить, окажется, что Джули Биндель ведёт непосредственно опасную для таких людей политическую кампанию - а тогда протесты абсолютно оправданы. Да и самой ей, если бы она это заметила, пришлось бы ещё подумать перед использованием слова "косметическая" - даже если всё остальное (про биологический пол, который не меняется) оставить.

Она никого не угнетает своей привилегией относительного богатства, самой по себе. Эта привилегия просто позволяет ей не замечать проблем бедных (таких же транссексуалок, как она сама). А не замечая, она спокойненько присоединяется уже к вполне реально опасным действиям.

Вот это оно и есть - "check your privilege". Не "ты угнетатель и потому заткнись", а "у тебя нет этих проблем, но посмотри внимательно, так ли это для других".

Кстати, с "цис-привилегиями" в этой интерпретации всё тоже абсолютно понятно и никакого "цис-женщины угнетают трансов" в высказывании о цис-привилегиях попросту нет. Цис-женщинам всего лишь незметны некоторые специфические проблемы трансгендеров, и только - это не означает что они сами их обязательно создают. Некоторые - создают, например через политику, и цис-привилегии позволяют им не замечать того что они делают. А остальные - не создают, и то что им чт-то незаметно ни к каким реальным последствиям не приводит, "оно просто есть".

При таком понимании привилегий я наконец понял, откуда в списке "мужских привилегий" наличие политиков или корпоративных руководителей "вашего пола". Я на это всегда хотел спросить - ну они моего пола, так что мне это даёт-то? Они меня, может, обдерут с не меньшей радостью чем женщину. А правильно. как я теперь понял, спросить другое - какие проблемы создаёт отсутствие этой привилегии. И там ответ получается уже интереснее.

Вот так как-то.

"Побег", глава 34, "Последний ребёнок"

Я знала, что мне нужно сделать контрацептивный укол, но это оказалось невозможным, потому что состояние Хариссона продолжало ухудшаться. Я была слишком вымотана уходом за ним, чтобы заниматься чем-то ещё. Инфузионная терапия, которую он получал, слегка облегчала его спазмы, но никак не предотвращала тошноту. Иногда его рвало несколько раз за день, и в результате у него началась хроническая аспирационная пневмония. За зиму 2001 года я вызывала скорую намного чаще, чем звонила его лечащим врачам.
Я также начала отслеживать его кислород пульсоксиметром. Когда у него были жуткие приступы крика, я давала ему мидазолам. По ночам ему был нужен золпидем и хлоралгидрат, чтобы спать, но иногда они действовали всего пару часов. В 20 месяцев он больше не мог поднять голову. Я была в отчаянии. Вымотанная, истощенная и разбитая, я больше не располагала ресурсами, из которых могла бы черпать силы. Я должна была продолжать. Но каждый день был всё хуже, сливаясь со следующим. Я не смела представить будущее. Настоящее было и так страшным. Раз за разом из госпиталя в Сент-Джордже спешила скорая с кричащими сиренами. Тамошние врачи и медсестры боролись за жизнь Харрисона. Их решительность и храбрость заставили меня осознать, насколько больше сострадания для меня было во внешнем мире, чем в моём собственном доме.
Collapse )
я

"Нос Рут" Глава 27

Глава 27
НОС РУТ



Проповеди Уоррена затрагивали каждую область нашей жизни. Мы уже привыкли к предостережениям дяди Рулона. Детям больше не делали прививок, потому что он запретил их. У Артура и Бетти прививки были, но больше никому их не делали. Дядя Рулон сказал, что прививки сделают наших детей бесплодными. За этим стоит правительство, заявил он.

[Spoiler (click to open)]
Но мы все еще продолжали возить наших детей к врачу, если им было необходимо лечение. Мне казалось, что взгляды Уоррена были всегда гораздо более радикальны, чем у его отца. Он начал проповедовать, что у любого, кто нуждается в медицинской помощи, недостаточно веры. Человек, который находится в гармонии с Богом. может исцелить себя сам с помощью поста и молитвы. Прежде чем я увидела это действие у себя дома, я знала людей, которые чуть не умерли и нескольких детей, которые пришли в тяжелое состояние прежде, чем были доставлены в больницу в качестве последнего средства.

В 1997 году у Рут диагностировали рак кожи. Это было пятно на ее носу. Меррил отправил ее в нашу местную клинику, потому что оно болело. В клинике ей назначили прием у дерматолога, который и распознал у нее рак кожи. Но он сказал, что хорошая новость заключается в том, что рак был замечен на ранней стадии и его можно было устранить за несколько процедур.
Рут хотела попробовать способ Уоррена и начала поститься и молиться. Я пыталась убедить ее, что Бог посылает ответы многими путями и, возможно, этот дерматолог и был одним из них. Однако она чувствовала, что если продолжит наблюдаться у врача, то это будет означать, что у нее мало веры.

Рут наведалась в магазин здоровой пищи и спросила об альтернативных способах лечения рака. Ей дали всяких трав с химикатами, которые должны были выжечь из нее рак. Однажды я вернулась из офиса и нашла Рут, которая смешивала большую партию трав и химикатов для ее носа. Она сказала, что Бог ответил на ее молитвы и открыл ей новый способ исцелиться от рака кожи. Когда я увидела, с каким энтузиазмом она стряпает свое ведьминское зелье, то закрыла рот.

Когда Рут сказала мне, что ей нужно нанести на нос маленькую каплю размером с булавочную головку, я спросила, зачем она сделал такую большую дозу.
- О, я думаю, что была немного слишком взбудоражена.
Я подумала, что ее энтузиазм по поводу бурды в миске утихнет сам собой, как только она заметит его неэффективность. Я понимала, что с ней бессмысленно разговаривать с помощью доводов здравого смысла и не думала, что это зелье может повредить.

Но когда я увидела ее в ту ночь позже, весь кончик ее носа был зеленым. Я спросила ее о той маленькой капле, которую она упоминала ранее.
- Я начала наносить крошечную капельку на пятно, а потом решила добавить больше. Я действительно думаю, что очень важно избавиться от него. После того, как я нанесла большую дозу на мой рак, я обратила внимание на другую сторону носа и увидела еще язвочку и подумала, что это тоже может быть рак.
- Рут, врач предупредил бы тебя, если бы он увидел больше, чем одно раковое пятно.
- Кэролайн, доктора не знают всего, и я постилась и молилась Богу о том, как избавиться от рака. Бог может дать мне знание о том, как вылечить то, что случилось с моим телом.
- Но почему ты намазала весь нос между двумя этими пятнами? - спросила я.
- Я подумала, что там могут быть другие воспаления, которых пока не видно, - ответила Рут прежде, чем скрылась в спальне, убежденная, что вылечила рак с помощью каких-то зеленых приправ.

Я проснулась рано утром и пошла на кухню сделать кофе. Рут сидела там, в слезах, ее нос все еще оставался очень зеленым.
- Рут, что случилось?
- Мне было так больно прошлой ночью, что я не могла заснуть. Казалось, большие огненные шары горели на моем носу. Мне было так плохо, что я преклонила колени и молила Бога о милосердии.
- Но, Рут, почему ты не смыла это?
- Я не буду смывать. Если Бог хочет, чтобы я прошла через это для исцеления от рака, я сделаю это со смиренным сердцем.
- Рут, послушай меня. Если это так больно, то это может навредить твоему носу. Ты должна смыть это.
Потребовалось немного поспорить, прежде чем она согласилась.

Но когда я вернулась пришла домой из офиса после обеда, нос Рут все еще оставался зеленым и она сказала, что ей все еще больно. Она пыталась смыть травы, но ее нос по-прежнему был зеленым и беспокоил ее.
Я сказала Рут, что это чрезвычайная ситуация. Она должна была вызвать врача. Это было равносильно тому, чтобы признать поражение и она отказалась.
На следующее утро я снова обнаружила ее на кухне, рыдающей от боли. Я даже не стала пытаться переубеждать ее. Раз она отказывается обратиться к врачу, то я беру телефон и вызываю 911 и Национальную гвардию, если это то, что требуется для получения медицинской помощи.
Рут сказала, что другие люди могут оказаться в беде, если она обратится за помощью. Я не понимала, о чем речь и попросила ее объяснить. Она пошла в свою комнату и принесла большую банку из-под химикалий. Я думала, что банка будет пустой, ведь она сделала такую большую партию зелья, но Рут сказала, что использовала лишь небольшое количество. Банка была такой полной, что я осознала, насколько токсичным было вещество.
- Рут, у тебя тут столько химикалий, что их хватит сжечь нос статуи Свободы!

Я пообещала Рут, что если она ничего не сделает к тому моменту, когда я приду на ланч, то мне придется действовать самой. Когда я вернулась, Рут рассказала, что позвонила в клинику в Хилдэйле, но ей велели обратиться в отделение неотложной помощи. Я сказала, что провожу ее в отделение неотложки Сант Джорджа. Я знала, что она пойдет только с согласия Меррила и позвонила ему в Пейдж.
Меррил сказал, что не видит причин спешить с выводами.
- Ты только предполагаешь, что она повредила нос.
- Меррил, это не предположения. Я забрала банку с химикалиями, которые она использовала. Кроме того, ее нос начинает издавать неприятный запах.
Меррил заявил, что нет повода так напрягаться. Он вернется домой вечером и разберется сам.

Что я могла поделать, если все настаивали на том, что нет никаких проблем? Ничего. Я вернулась в офис. Когда тем вечером Меррил пришел домой, он велел Рут назначить встречу с дерматологом, хотя часть ее носа была оторвана у места ожога.

Когда Рут, наконец, вернулась домой, она была чрезвычайно расстроена. Дерматолог объяснил, что она сожгла нос химикалиями и они будут продолжать реакцию, пока их не удасться нейтрализовать с помощью уксуса. Доктор потребовал, чтобы она сказала, кто дал ей это вещество. Рут отказалась. Врач сказал, что она могла достать его только незаконным путем, и он уже видел несколько случаев тяжелых химических ожогов у людей, пытавшихся вылечить рак кожи.

Однако дерматолог сообщил, что вместе с остальным она также выжгла рак. Он назначил срочную встречу с пластическим хирургом в Солт Лейк Сити, чтобы приступить к реконструкции ее носа. Это была дешевая работа и выглядела она ужасно. Обгоревшая сторона носа была деформирована. Я сочувствовала Рут.
Ее нос выглядел странно. Но я была уверена, что никогда не сделаю чего-то настолько бессмысленного. И я продолжала отвозить своих детей к доктору при первых же признаках серьезной болезни, и черт с ним, с Меррилом. Я ощущала, что в этой части жизни была застрахована от экстремизма Уоррена.

Но я была напугана, когда поняла, как всеобъемлющ был этот экстремизм, и как он проникал туда, где его невозможно было предвидеть.
Я была на кухне, готовя обед, когда услышала слова дочери Меррила. Мерилин говорила:
- Когда Ди вытащил сердце из свиньи, она визжала так громко, что ее можно было услышать за квартал.
Я вздрогнула и вышла из кухни, чтобы выяснить, о чем шла речь. Информация давала мне власть. Если я знала, что происходит, то чувствовала определенную уверенность, что смогу продумать стратегию выживания. Мерилин говорила о занятиях по выживанию, которые проходили в его частной школе Уоррена в Солт Лейк Сити. Ди Джессоп был племянником Рут и Барбары, всего на несколько лет старше меня. Он регулярно ездил в в Солт Лейк Сити из Колорадо, и убивал животных на глазах у учеников. Он делал это, чтобы продемонстрировать ученикам, что существует много способов убить животное. Лишь немногие рассказывали о том, что видели. Думаю, дети были слишком травмированы. Те родители, которые знали, что происходит, тоже держали язык за зубами. Никто не противостоял Уоррену, даже тогда.

Все это происходило по приказу Уоррена. Я достаточно хорошо знала его и понимала, что у этих действий была причина. Он никогда не делал ничего ради прихоти. Но было непонятно, каким образом пытки животных вписываются в картину.
Власть Уоррена стала упрочняться, когда дядя Рулон получил свой первый инсульт в 1996 году. Общине сообщили, что он доставлен в больницу и все были глубоко обеспокоены. После выписки нам сказали, что он полностью сохранил умственные способности, но все еще очень болен. Он должен был быть в здравом уме, чтобы оставаться пророком. Но так как к нему никого не пускали после инсульта, я начала думать, что что-то не так. Теперь я уверена, что его держали подальше от всех, потому что он был не в состоянии продолжать исполнять обязанности лидера.
В течение 1997 года Уоррен продолжал укреплять свою власть в общине. Он ясно дал понять, что говорит от имени своего отца. Люди приняли это, потому что перед тем, как заболеть, дядя Рулон явно допускал Уоррена говорить за него.

На одном из собраний священства, вскоре после того, как он перевез отца в Колорадо Сити, Уоррен заявил, что его отец постановил, что не будет больше безнравственности среди его народа. Любому, кто будет замечен в безнравственности, придется покинуть свою семью и общину.
Людям раздали брошюры, в которых были записаны новые правила морального кодекса. В браке запрещался любой секс, кроме того, который вел к продолжению рода. Также были указаны аморальные поступки, за которые не может быть прощения. Любой человек, совершивший такие грехи, как блуд и прелюбодеяние, должен был заплатить с помощью "искупления кровью".
Прежде я никогда не слышала об искуплении кровью. Искупление кровью было убийством. Уоррен утверждал, что поставление об искуплении кровью датируется самым началом Мормонской церкви. Но он объяснил, что искупление кровью может проводиться только в храме, который мы начнем строить в ближайшем будущем.



Ди Джессоп стал преподавателем "уроков выживания" в Колорадо Сити. Но он повысил ставки. Было объявлено, что демонстрация выживания пройдет в Коттонвуд Парке. Это занятие было открытым для всех, включая детей. Никто не ожидал ничего шокирующего, потому что были приглашены дети и мероприятие было одобрено Дядей Фредом, епископом ФСДП, отвечавшим за Колорадо Сити. Я не пошла, так как была занята и слышала рассказы Мерилин о том, что Ди делал с животными в Солт Лейк Сити. Никоим образом я не могла допустить своих детей туда, где затевалось что-либо под его руководством.
Ди решил продемонстрировать, что женщина, у которой нет мужа, тоже может позаботиться о себе. С тех пор, как я была ребенком, нас учили, что придет время среди людей Бога, когда все мужчины уйдут. Не было никаких объяснений того, почему такое может произойти. Но я помню, как нам говорили, что мужчин будет так мало, что если кого-то из них увидит ребенок, то помчится с криком домой, напуганный необычным созданием. Возможно, Ди пытался показать именно такую ситуацию.

Занятие Ди привлекло большое количество родителей и детей. Никто ничего не подозревал, когда они оказались в парке. Жена Ди связала корову веревками. Как только корова оказалась связана, жена Ди достала ручную пилу и принялась отпиливать ей голову.
Мычание коровы звучало как крики женщины. Дети в ужасе завопили. Тех, кто находился близко, обрызгало кровью.Ошеломленные родители подхватили своих детей и кинулись бежать. Некоторые остались, не в силах сдвинуться с места от шока.
Люди были в ярости. Все обсуждали случившееся. Люди чувствовали отвращение к тому, что сделал Ди и обвиняли его. Никто не смел критиковать Уоррена Джеффса или дядю Фреда. Община объединилась против одного Ди и хотела наказать его.

Это произошло только несколько месяцев спустя и таким образом, которого никто не ожидал.


У Рут был нервный срыв. Она перестала спать и была близка к тому, чтобы полностью потерять контроль. Ее старшая дочь, Ребекка, приехала на выходные, чтобы ухаживать за ней. Меррил, как обычно, игнорировал ее состояние.

Утром понедельника Рут беспрерывно бормотала о том, что опаздывает. Она сказала, что должна играть на аккордеоне во время церковного собрания в понедельник. Она была в кабинете Меррила, ожидая его. Он пришел, надел ботинки, окинул взглядом Рут и сказал, что она недостаточно хорошо себя чувствует для представления.
Рут сказала, что не может пренебречь своими обязанностями.
- Успокойся, Рути. Ты знаешь твои обязанности к твоему мужу, - сказал Меррил.
Рут подождала, пока Меррил покинул кабинет вместе с Тэмми и несколькими его детьми. Тогда она схватила аккордеон и выбежала.
Я волновалась, так как она была очень нестабильна и отправилась искать Меррила. Я сказала ему, что Рут сбежала.
- О, не волнуйся. Она направилась в дом собраний и мы заберем ее на обратном пути.

Ди Джессоп был племянником Рут. Он увидел ее, в безумии мчавшуюся по дороге, и остановил свой грузовик. Он велел Рут сесть и он отвезет ее домой. Рут не хотела иметь ничего с ним общего.
Он сделал то, чего, как мы знали, делать было ни в коем случае нельзя - прикоснулся к Рут, когда она была не в себе.
Рут набросилась на него, разбив ему лицо аккордеоном. Она пинала его всюду, куда только могла достать ногами. Автомобили, ехавшие по дороге, останавливались и наблюдали.
Но никто не вмешался. Большинство из нас чувствовали, что Рут не могла выбрать более подходящего объекта для своей нападения. Когда Ди удалось вырваться, он влез в свой грузовик и отправился домой. Все мы чувствовали, что справедливость была восстановлена.

Но Рут продолжала спускаться по спирали вниз. Известия о том, что она потеряла контроль, добрались до дяди Рулона и он отправил Мерилин помочь ухаживать за ней.
Однако Мерилин ненавидела отвечать за свою мать. Однажды утром Тэмми спустилась к завтраку и услышала Рут, кричавшую, как ребенок. Она вошла в кабинет Меррила и увидела, что Мерилин бьет свою мать. Наконец Рут съежилась в углу кабинета, всхлипывая и обхватив себя руками.

Тэмми была в шоке.
- Почему ты бьешь свою мать таким образом?
Мерилин пожала плечами.
- Отец обходится с ней так с тех пор, как я была ребенком. Когда она выходит из-под контроля, он бьет ее, пока она не придет в себя.


Через две недели Рут была, наконец, госпитализирована.
милый человек

Женщины-хирурги, как это работает в России

В ответ на пост-вопрос Алёны про женщин-хирургов, то есть их отсутствие, я накатала приличный и довольно эмоциональный комментарий. А все потому, что мой партнер - как раз женщина, мечтавшая стать хирургом (в России). Как оказалось, этот мой комментарий может быть интересен сам по себе, а Наташа (мой партнер) согласилась подредактировать мой пост.

Итак, женщин, желающих стать хирургами ничуть не меньше, чем мужчин, но их давят еще с детства, и даже самая упорная иногда на финишной прямой терпит поражение.

Collapse )